Присоединяйтесь к нам

×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Standard & Poor's подтвердило рейтинги Российской Федерации на уровне ВВ+/В; прогноз остается «Негативным»

20 апреля 2015 | Standard & Poor's

17 апреля 2015 г. Служба кредитных рейтингов Standard & Poor's подтвердила долгосрочный и краткосрочный суверенные кредитные рейтинги Российской Федерации по обязательствам в иностранной валюте на уровне «ВВ+/В», долгосрочный и краткосрочный суверенные кредитные рейтинги по обязательствам в национальной валюте на уровне «ВВВ-/А-3». Прогноз по рейтингам остается «Негативным».

Долгосрочный рейтинг по национальной шкале подтвержден на уровне «ruAAA».

ОБОСНОВАНИЕ
Позитивное влияние на суверенные рейтинги Российской Федерации оказывает низкий уровень чистого долга российского правительства, который, как мы
ожидаем, будет поддерживаться в 2015-2018 гг. Наши оценки внешнеэкономической позиции России, финансовой гибкости и денежно-кредитной политики являются нейтральными для уровня рейтингов страны. Наш базовый сценарий предполагает, что в рамках нашего горизонта прогнозирования санкции против России останутся в силе в отсутствие урегулирования конфликта на Украине. Тем не менее ситуация может быстро меняться, и в случае смягчения санкций одним из возможных последствий может стать умеренный дополнительный стимул для роста российской экономики.

Мы полагаем, что уровень рейтингов по-прежнему ограничен относительно слабыми политическими институтами и слабыми перспективами роста доходов и экономики, которые, как мы считаем, снижают конкурентоспособность экономики и ухудшают деловой и инвестиционный климат. Структурные недостатки российской экономики, в частности сильная зависимость от углеводородов и других сырьевых товаров, также ограничивают уровень рейтингов.

Мы предполагаем, что реальный рост ВВП на душу населения в России на протяжении нашего горизонта прогнозирования (2015-2018 гг.) в среднем будет
меньше, чем у стран с сопоставимым уровнем подушевого дохода. Мы считаем, что в 2015-2018 гг. экономика будет расти примерно на 0,5% ежегодно, что ниже средних темпов роста в предыдущие четыре года (2,4%). На наш взгляд, ожидаемый ограниченный рост — отчасти следствие структурного замедления темпов роста экономики, начавшегося еще до недавних событий на Украине. Кроме того, он отражает отсутствие внешнего финансирования вследствие введения экономических санкций и резкое снижение цен на нефть. Ослабление рубля ограничит уровень ВВП на душу населения в долларовом эквиваленте, который, как мы прогнозируем, составит 8 400 долл. в 2015 г. (14 500 долл. в 2013 г.). Мы также ожидаем, что ослабление покупательной способности внутри страны в результате обесценения рубля и роста инфляции может и в дальнейшем ограничивать перспективы роста экономики России.

Кроме того, экономику страны ослабило давление со стороны платежного баланса. Россия находится в ситуации резкого ухудшения условий торговли (см. статью «Standard & Poor's пересматривает допущения относительно цен на нефть и газ», опубликованную 26 марта 2015 г.), но, несмотря на это, мы ожидаем, что в 2015-2018 гг. счет текущих операций (СТО) останется профицитным вследствие сжатия импорта (последовательного снижения спроса на импорт).

С нашей точки зрения, давление со стороны платежного баланса в первую очередь отражается в финансовом счете. Нетто-отток капитала из частного сектора в среднем составлял 57 млрд долл. ежегодно на протяжении 2009-2013 гг. и увеличился до 152 млрд долл. в 2014 г. Ситуация может стать еще более сложной для тех российских компаний и банков, которые должны будут обслуживать свои обязательства в иностранной валюте, не имея соответствующего потока валютной выручки. Вместе с тем Центральный банк Российской Федерации (далее — Банк России) обеспечивает значительную поддержку ликвидности российских банков в иностранной валюте посредством операций РЕПО, что привело к сокращению резервов Банка России.

Мы оцениваем потребности во внешнем финансировании Российской Федерации в 2015 г. на уровне почти 85% поступлений по СТО плюс доступные резервы. Мы рассчитываем доступные резервы Банка России как совокупные резервы в иностранной валюте (согласно отчетности), скорректированные на:
инвестиции, осуществляемые Банком России в целях размещения средств правительства; валютные свопы Банка России; сделки РЕПО с нерезидентами и
корреспондентские счета банков-резидентов, которые учитываются как резервы.

В соответствии с этим определением доступных резервов мы прогнозируем, что к 2017 г. покрытие резервами платежей по СТО сократится примерно до четырех месяцев (по сравнению с семью месяцами в 2014 г.).

Тем не менее Россия поддерживает позицию внешнего нетто-кредитора. Мы ожидаем, что показатель «узких» чистых внешних активов — ликвидных внешних активов государственного и банковского сектора минус внешний долг — составит около 14% поступлений по СТО на протяжении горизонта прогнозирования (2015-2018 гг.).

10 ноября 2014 г. Банк России изменил действовавший механизм курсовой политики, перейдя от прежнего механизма — коридора допустимых значений
стоимости бивалютной корзины и регулярных интервенций на границах указанного коридора и за его пределами — к более свободному плавающему курсу, с
возможными валютными интервенциями в случае возникновения угроз для финансовой стабильности. Это должно позволить Банку России использовать более консервативный подход к сохранению резервов. Исторически существовала сильная корреляция между стоимостью российской валюты и ценами на нефть, что и было продемонстрировано на протяжении прошедших 12 месяцев.

Для того чтобы снизить зависимость от колебаний цен на нефть, в 2013 г. правительство ввело фискальное правило, ограничивающее расходы правительства привязкой к долгосрочным (историческим) ценам на нефть, а дефицит федерального правительства — 1% ВВП. Эта мера должна позволить накапливать резервы в периоды высоких цен на нефть и расходовать их, когда цены падают, снижая, таким образом, цикличность фискальной политики. Мы ожидаем, что фискальная политика может быть в значительной степени ослаблена, так как резкое снижение цен на нефть в сравнении с историческим уровнем делает возможным гораздо больший размер дефицита.

Обесценение рубля способствовало поддержанию фискальной позиции правительства в 2014 г., поскольку примерно 50% доходов правительства составляют поступления от нефти и газа, номинированные в долларах США. В результате, по нашим оценкам, бюджет расширенного правительства был исполнен с дефицитом в 1,2% ВВП в 2014 г., а в 2015 г. дефицит увеличится до 4,4% ВВП. Это обусловлено снижением доходов федерального правительства на 13,5% по сравнению с прошлым годом, в то время как расходы правительства возрастут примерно на 2,6%. Поддержка банковскому сектору путем размещения облигаций государственного займа в размере 1 трлн руб. (около 1,4% ВВП) была одобрена в 2014 г. и включена в состав расходов правительства, хотя эта мера еще не реализована на практике в полном объеме.

Мы рассматриваем небольшой чистый долг расширенного правительства как позитивный рейтинговый фактор, наряду с низким уровнем процентных платежей (как доли доходов). В 2014 г. активы Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в рублевом выражении составили в общей сложности 13% ВВП (хотя около двух процентных пунктов из них, по нашему мнению, составляют инвестиции в неликвидные внутренние активы). Мы полагаем, что федеральное правительство будет постепенно использовать эти фонды для предстоящего финансирования дефицита бюджета, а также увеличения поддержки экономики и финансовой системы. По нашим оценкам, к 2017 г. доля ликвидных активов в этих фондах может сократиться примерно до 5% ВВП.

Мы считаем, что ситуация в финансовой системе страны ухудшилась, ограничивая, таким образом, способность Банка России эффективно реализовывать монетарную политику. Мы считаем, что Банк России вынужден принимать все более сложные решения в том, что касается денежно-кредитной политики, в то же время пытаясь поддерживать устойчивый рост ВВП. Это связано с инфляционными эффектами ослабления национальной валюты, а также санкциями со стороны стран Запада и ответными санкциями российского правительства.

Учитывая ослабление рубля, ограничение доступа ключевых секторов экономики к международным рынкам капитала вследствие санкций и экономическую рецессию в 2015 г., мы ожидаем, что качество активов финансовой системы России будет ухудшаться. Тем не менее ухудшение качества активов может не сразу проявляться в показателях отчетности — вследствие временных мер Банка России, которые позволяют банкам использовать при расчете валютных активов более благоприятный валютный курс и проводить более «мягкую» политику резервирования.

В декабре 2014 г. в течение пяти дней Банк России увеличил ключевую процентную ставку на 750 базисных пунктов — до 17%. Эта мера ставила своей целью сдерживание резкого обесценения рубля и ограничение инфляции. Впоследствии Банк России уменьшил ключевую процентную ставку до 14% с целью поддержания экономического роста. Вместе с тем ослабление роста экономики поможет Банку России в достижении целевого показателя (4%) роста потребительских цен в 2017 г. В настоящее время курс рубля по отношению к доллару составляет 50 руб./1 долл. США (69 руб./1 долл. США в конце января) по сравнению примерно с 35 руб./1 долл. США в середине 2014 г. Процентная ставка по межбанковским кредитам значительно увеличилась, поднявшись существенно выше ключевой процентной ставки в декабре 2014 г., однако позднее немного снизилась. Мы рассматриваем подобные изменения ставок финансовых инструментов как важные индикаторы ослабления механизма трансмиссии денежно-кредитной политики. Мы ожидаем сокращения кредитования экономики, что, по всей видимости, будет подрывать ее дальнейший рост. Учитывая влияние дорожающего импорта на внутренние цены в целом, мы ожидаем, что инфляция в 2015 г. превысит 15%.

Мы рассматриваем эффективность институциональной системы и системы управления в России как негативный рейтинговый фактор. Мы отмечаем высокую степень централизации политической власти на фоне слабой, на наш взгляд, системы сдержек и противовесов. В настоящее время мы не ожидаем, что в пределах нашего горизонта прогнозирования (2015-2018 гг.) правительство будет способно решительно и эффективно устранять долгосрочные структурные проблемы, которые препятствуют повышению темпов экономического роста и связаны с высоким уровнем восприятия коррупции, слабым соблюдением принципа верховенства закона, преобладающей ролью государства в экономике и неблагоприятным деловым и
инвестиционным климатом.

ПРОГНОЗ
Прогноз «Негативный» отражает нашу точку зрения относительно того, что мы можем понизить рейтинги Российской Федерации, если ее внешние и бюджетные резервы в ближайшие 12 месяцев будут сокращаться быстрее, чем мы ожидаем в настоящее время. Кроме того, мы можем понизить рейтинги, если гибкость денежно-кредитной политики России будет снижаться и далее. В частности, ограничение валютно-обменных операций, если оно будет введено, может привести к дальнейшему снижению гибкости денежно-кредитной политики.

Мы можем пересмотреть прогноз по рейтингам на «Стабильный» в случае улучшения финансовой стабильности, а также перспектив экономического роста в России.

Организация: Россия

Полное название организацииМинистерство Финансов Российской Федерации
Страна рискаРоссия
Страна регистрацииРоссия

Поделиться:

Похожие новости:
×