Присоединяйтесь к нам

×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

British Petroleum вложилась не в Россию, а в лоббистов ТНК.

19 февраля 2003 | Независимая газета

Из-за этого рейтинг ВР может быть понижен

Сделка Тюменской нефтяной компании с British Petroleum, вне всякого сомнения, стала крупнейшей в истории не только отечественной нефтяной промышленности, но и экономики России в целом. Стороны договорились о создании на паритетных началах совместной компании, к которой отойдет большая часть активов ТНК и BP в России. Кроме того, в капитал новой фирмы BP вложит 3 млрд. долл. наличными, а также 1,25 млрд. долл. ежегодно собственными акциями в течение трех лет.

После сообщения о сделке российский рынок впал в кратковременную эйфорию, которая, впрочем, вскоре затихла. Мировые эксперты сразу оценили данную новость как плохую для British Petroleum - прогноз по изменению кредитного рейтинга компании сменен со стабильного на негативный. Судя по всему, ни качество активов, внесенных ТНК в капитал совместной компании, ни стратегия их приумножения, зависящая от объема полученных в России льгот, не соответствуют западным стандартам ведения бизнеса. Реакция рынка оказалась неоднозначной.

Российский фондовый рынок - своеобразный барометр состояния экономики в целом - реагировал даже на слухи о заключении сделки бурным ростом. Столь же стремительно росли в цене и российские долги: на момент официального объявления о создании СП облигации Россия-30 торговались на самом высоком за всю их историю уровне. При этом, если верить дилерам, от инвесторов, желающих их купить, просто не было отбоя.

Эйфория рынка была вызвана ошибочным тезисом о том, что столь крупные инвестиции были сделаны в Россию без всяких дополнительных условий и гарантий. "British Petroleum, создавая совместно с ТНК на паритетных началах новую компанию, фактически согласилась работать в национальном налоговом режиме, - говорилось в аналитическом обзоре "Объединенной финансовой группы", вышедшем в день объявления о сделке. - Те западные компании, которые до сих верят, что для вложений в Россию необходима защита в виде СРП, теперь могут увидеть, что совместное предприятие ТНК и BP работает без всякой дополнительной защиты". Однако затем рост рынка остановился. У инвесторов наступило прозрение - первое впечатление рынка от сделки оказалось обманчивым.

BP надеется на лоббистов ТНК

Говорить о том, что British Petroleum, создавая совместно с ТНК на паритетных началах новую компанию, фактически согласилась работать в национальном налоговом режиме, по меньшей мере не вполне корректно. Если посмотреть на активы Тюменской нефтяной компании, то выяснится, что ее ресурсная база - это по большей части набор соглашений о разделе продукции в различной степени готовности.

В первую очередь это относится к Самотлору - на этой группе месторождений добывается около 15 млн. тонн нефти, то есть около 40% всей добычи ТНК. Соглашение о разделе продукции по Самотлору уже практически подписано, и после начала его реализации Тюменская нефтяная компания ожидает роста добычи до 18 млн. тонн в год.

Кроме того, готовится к подписанию СРП по Уватскому месторождению. После заключения СРП, по оценке председателя Совета Союза нефтегазопромышленников Юрия Шафраника, "на 8 млн. он может выйти - это мечта, но только через СРП". В 2002 году на Уватском месторождении было добыто 0,8 млн. тонн нефти.

Еще одно месторождение ТНК, разработка которого может быть переведена на режим СРП, - Красноленинское. Сегодня на нем добывается только 3 млн. тонн нефти в год, однако в случае перевода на режим СРП объем добычи может возрасти до 17 млн. тонн в год. Таким образом, суммарная мощность месторождений, предназначенных к переводу на СРП, превышает сегодняшний уровень добычи Тюменской нефтяной компании (43 млн. тонн при СРП против 37,9 млн. тонн сегодня). В случае реализации всех проектов перевода разрабатываемых ТНК месторождений на режим соглашений о разделе продукции доля СРП в общей добыче - при условии стагнации на месторождениях, разрабатываемых в национальном налоговом режиме, - превысит 65%.

Вполне вероятно, что доля месторождений, разрабатываемых на льготных условиях, окажется еще выше. В 2002 году, когда ТНК не имела льгот, добыча компании упала на 10% - при том что в среднем по рынку рост составил 8%. Вывод напрашивается сам собой: ТНК не умеет работать в национальном налоговом режиме, а перспективы роста тюменской компании связаны исключительно с возможностью получить льготы по СРП.

Неудивительно, что международное рейтинговое агентство Standard&Poors после объявления параметров сделки British Petroleum и ТНК изменило прогноз рейтинга BP на негативный. Фактически будущее новой компании, создаваемой тюменскими и британскими нефтяниками, зависит от того, удастся ли лоббистам ТНК "продавить" через правительство режим СРП для большей части добычи.

Сделать это будет по меньшей мере непросто. Премьер-министр Михаил Касьянов недвусмысленно высказался по поводу будущего СРП в стране. "При разработке новых месторождений энергоресурсов необходимо брать за основу национальную налоговую систему, а не вести разработку месторождений на основе соглашений о разделе продукции", - заявил в прошлый четверг журналистам премьер. Более того, в пятницу на коллегии Минэнерго РФ глава ведомства Игорь Юсуфов развил мысль премьера о том, что СРП ставит в неравные условия российских и иностранных инвесторов, потому переход на СРП возможен только в случае, если на данное месторождение не нашлось инвестора, готового работать в традиционном налоговом режиме.

Как и зачем делят продукцию

До сих считалось, что для привлечения инвесторов к разработке природных богатств России им необходимо предоставлять существенные льготы. Одной из наиболее проработанных форм привлечения иностранных инвесторов является практика заключения соглашений о разделе продукции. При заключении СРП инвестор выводится из национального налогового поля: вместо налогов он отчисляет государству, на территории которого работает, часть добычи.

Такая практика достаточно широко распространена в слаборазвитых странах с нестабильными политическими режимами. Инвесторы опасаются возможной смены власти и пересмотра экономической политики режима и страхуются, заключая соглашение о разделе продукции. Кроме того, налоговые режимы таких стран непонятны и непрозрачны для инвесторов, а также нередко отличаются несовершенством и допускают двоякие толкования.

"Мировой опыт показывает, что режим СРП не применяется в развитых странах, а используется, как правило, в государствах, где льготы являются единственным путем привлечения инвестиций и создания рабочих мест", - утверждает Надежда Азарова, депутат Госдумы РФ, член комитета по бюджету и налогам.

Нужна ли дополнительная защита инвесторов?

"Энергетический сектор - самая перспективная область для развития российско-американских экономических отношений", - полагает посол США в России Александр Вершбоу. В ходе двустороннего делового энергетического саммита в Хьюстоне в октябре 2002 года США пришли к выводу, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе Россия может выступить в качестве одного из основных поставщиков энергоресурсов на мировой рынок. Но развитие диалога в энергетической сфере между США и Россией дипломат опять-таки прямо увязывает с законодательным обеспечением режима СРП.

Однако на том же энергетическом саммите в Хьюстоне высказывались серьезные сомнения в том, что соглашения о разделе продукции актуальны для современной России. Сара Кэрей из международной юридической фирмы Squire, Sanders&Dempsey полагает, что режим СРП не так уж необходим компаниям, решившимся на инвестиции в РФ.

"Соглашения о разделе продукции стабилизируют налоговый режим для инвесторов, но в России он и так стабилен, - отметила г-жа Кэрей. - Неопределенность с налогами, имевшая место ранее, была связана с регулирующими инициативами местных властей, но теперь им запрещено это делать". Национальный налоговый режим в России сегодня практически аналогичен, допустим, норвежскому - одной из немногих развитых стран, которая ведет добычу углеводородов. Политическая ситуация стабильна. Традиционных предпосылок для продвижения режима СРП как будто нет, потому и будущее его оценивается крайне пессимистично - как властями, так и независимыми аналитиками.

Защита не гарантирует инвестиций

Заключение и реализация соглашений о разделе продукции для России - это вчерашний день. Политическая ситуация в стране стабильна, налоговая политика более ли менее прозрачна и дружественна по отношению к инвесторам. Все условия для роста в добывающих - и не только - отраслях созданы, а добыча российской нефтянки стабильно растет на 8% в год.

Парадоксально, что локомотивами этого роста являются предприятия, работающие в национальном налоговом режиме. В то время как компании, получившие в рамках СРП значительные льготы, так и не смогли за 8 лет существования в России этого режима добиться сколь-либо значимых успехов. Как свидетельствует практика, заключенные соглашения о разделе продукции чаще остаются на бумаге, чем претворяются в жизнь.

Из 28 месторождений, которые входят в список "очередников" на перевод в режим СРП, реально действуют не более трех. СРП по проекту "Сахалин-1" - наиболее известному из них - вступило в силу еще в июне 1996 года. Общий объем инвестиций реализующего его концерна был заявлен в размере 12 млрд. долл., однако на сегодняшний день затрачено на реализацию проекта чуть более миллиарда долларов США.

Кстати, несмотря на то что консорциум вложил в проект всего 8% инвестиций, уже в октябре 2001 года он вышел на безубыточность. Подобная ситуация вообще характерна для реализации проектов, по которым заключено соглашение о разделе продукции. Режим СРП создавался для инвестиций в страны с высокой степенью риска. Помимо фиксации налоговых отчислений в соглашения закладывается и сравнительно высокая прибыль инвестора - чем выше риск, тем выше должны быть и доходы.

Впрочем, прочие проекты, по которым заключено СРП, не вышли и на 8-процентный уровень реализации. Оператор проекта "Сахалин-2" компания Sakhalin Energy вновь отложила решение о главных инвестициях до середины 2003 года. Отсрочка вызвана как недостаточной степенью готовности экономики проекта, так и тем, что его реализации, согласно заявлению его оператора, мешает российское законодательство, не позволяющее строителям и владельцам трубопроводов распоряжаться ими по своему усмотрению.

Позднее Sakhalin Energy уточнила, что в случае положительного решения акционеров реализация проекта может начаться уже в этом году. Однако ждать определенности в этом вопросе раньше середины этого года, вероятно, не стоит - а до тех пор "Сахалин-1", похоже, останется единственным примером привлечения инвестиций в рамках СРП.

Отрасль растет и без льгот

Впрочем, те же законы нисколько не мешают развивать нефтетранспортную инфраструктуру отечественным компаниям. Только за последний год было объявлено о планах строительства по меньшей мере трех новых трубопроводов: Западная Сибирь-Мурманск, Ангарск-Дацин и Ангарск-Находка. При этом мощность каждого из них значительно превышает сахалинский, а реализованы они (точнее, те из них, которые одобрит правительство) будут в рамках действующего законодательства.

Наращивание экспортной инфраструктуры является ключевым вопросом развития отечественной нефтяной промышленности в ближайшие несколько лет. Добыча нефти в России растет на 8% в год, в то время как спрос на внутреннем рынке стабилен.

Дополнительно стимулировать рост добычи в настоящее время бессмысленно и даже вредно - в начале января появились сообщения о том, что часть российских нефтяных компаний уже страдает от затоваривания, так как они не смогли найти покупателя на добытую нефть.

Поделиться:

Похожие новости:
×