Присоединяйтесь к нам

×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

СИБУР и его подвешенная эмиссия (1 часть)

22 ноября 2001 | Rusenergy

Решения совета директоров "Газпрома", принятые 6 ноября, внесли существенные изменения в отношения, сложившиеся между газовым концерном и СИБУРом (см. подробнее - инвестиционный рейтинг). В сегодняшней статье Георгий Елисеев, заместитель директора Инвестиционно-банковской дирекции ОАО "Русские инвесторы", анализирует последствия решения ноябрьского заседания совета директоров "Газпрома" и перспективы создания в России нефтехимического холдинга на базе СИБУРа.

На прошлой неделе cовет директоров "Газпрома" в очередной раз собрался для решения вопроса об участии в новой эмиссии акций СИБУРа - своей дочерней нефтехимической компании. В соответствии с планами новой эмиссии, обнародованными СИБУРом в начале нынешнего года, предполагалось выпустить обыкновенные акции на сумму 48 млрд руб., привилегированные акции на сумму 17 млрд руб. и довести уставный капитал компании до 70 млрд руб. (т.е. более 2 миллиардов долларов). "Газпрому" предлагалось приобрести не менее 50% обыкновенных акций новой эмиссии, с целью сохранения контрольного пакета голосующих акций в размере 50,66%. Для этого ему необходимо было бы выкупить акций на сумму около 800 млн долл.

В конце апреля совет директоров "Газпрома" принял решение об участии в этой эмиссии, а в начале мая собрание акционеров СИБУРа, в котором "Газпрому" принадлежит большинство, приняло решение об эмиссии. Вскоре выпуск обыкновенных акций был зарегистрирован и началось его размещение. Решение о выпуске привилегированных акций должно было быть принято советом директоров СИБУРа до 7 ноября. Однако смена руководства в "Газпроме" поставила все эти планы под сомнение…

Что такое Сибур?

Если отбросить популярные штампы о том, что СИБУР - это русский BASF, что это нефтехимическая монополия или возрожденное министерство химической и нефтехимической промышленности и говорить по существу, то получится, что СИБУР - это торговая компания, которая контролирует нефтехимические предприятия в основном каучуково-шинного цикла. То есть в сферу контроля компании входят предприятия нескольких уровней нефтехимического передела - переработка побочных продуктов нефтегазового производства (так называемая широкая фракция легких углеводородов - ШФЛУ), получение бутадиена, из которого затем производятся различные виды синтетического каучука, и наконец - шины.

После приобретения контроля над "Волтайром" СИБУР с тремя шинными заводами (ранее к СИБУРу присоединились "Яршина" и "Омскшина") наконец опередил крупнейшего в стране производителя шин - "Нижнекамскшину" - и в настоящее время производит более 50% шин в России. В процессе производства на разных стадиях передела производится большое количество других продуктов. Некоторые из них весьма востребованы рынком (сжиженные газы, МТБЭ - добавка к бензинам для повышения октанового числа), но большинство из них всё же является полуфабрикатами для других химических производств.

Некаучуковые направления (пластмассы, фармацевтика, бытовая химия, основная химия и т.д.) в рамках СИБУРа до сих пор получили не такое большое развитие. Предприятия группы производят олефины (этилен, пропилен), но производство полиолефинов пока невелико, хотя в стратегии компании на будущее полимерам отводится большая роль. Небольшой заводик по производству ПЭТФ (полиэтилентерефталат - штампы для производства пластиковых бутылок) только строится в Твери и после пуска первой очереди покроет не более 10% потребности российского рынка в этой продукции (которая сегодня целиком импортируется).

Так что до BASFа пока далеко. Да и по шинам, если оценить суммарную выручку по этой продукции в рамках АК СИБУР в 200 млн долл., компания окажется на 25 месте в мире, отставая от мирового лидера отрасли - группы Goodyear/Sumitomo с оборотом 15 млрд долл. - в 75 раз. Таким образом, хотя компания активно рекламирует свои успехи по возрождению российской нефтехимической промышленности, пока это только стартовая площадка для серьезной консолидации и дальнейшего развития отрасли.

Важно отметить, что до сих пор СИБУР представляет из себя не столько холдинговую структуру, сколько неформальный клуб предприятий, вовлеченный в единый поток движения сырья и полупродуктов переработки от одного уровню передела к другому. Отношения собственности между холдингом и дочерними компаниями в большинстве случаев отсутствуют. Предприятия контролируются через кредиторскую задолженность (которая естественным образом накапливается за поставки сырья), через перекрестное владение одними предприятиями небольших пакетов акций других предприятий, через никому неизвестные компании с неприметными названиями, а главное, через гарантированные поставки сырья. На балансе головной компании АК СИБУР - 21% ОАО "Омскшина", 20% ОАО "Ярославский шинный завод", 20% Оао "Воронежсинтезкаучук", 22% ОАО "Томский нефтехимический завод" и 11% ОАО "Сибур-Нефтехим", а также контролтные пакеты нескольких управляющих компаний, которые сами производственными активами не владеют.

Это, в общем, в России никого не должно удивлять. Например, никого не удивило, что юристы компании под названием "СИБУР-Тюмень" вполне серьезно доказывали в суде, что название это лишь случайным образом оказалось очень похожим на название компании СИБУР (принадлежащая одной олигархической группе компания "Сибурка" действительно к СИБУРу отношения не имеет).

Если говорить о головной компании - АК СИБУР, то это торговая компания с оборотом более 2 млрд долл. в 2001 г. Баланс АК СИБУР типичен для торговой компании - в структуре активов 64% приходится на дебиторскую задолженность, а на основные средства - всего 0,7%, в структуре пассивов кредиторская задолженность занимает 62% (по балансу на 1 октября 2001 г.).

Проект новой эмиссии как раз и предполагал превращение из торговой компании, окруженной работающими "по кооперации", как предпочитают говорить в СИБУРе, предприятиями, в промышленную компанию, на балансе которой оказались бы контрольные пакеты акций (предположительно, 75% и более) 17 региональных компаний, владеющих производственными активами. Осуществление этого шага стало бы, без сомнения, маленькой революцией в темных корпоративных джунглях российской химической промышленности.

С волками жить…

История формирования СИБУРа еще ждет своих исследователей. Исследования (или расследования) должны получиться увлекательными, так как ни пакеты акций, переданные в свое время государством в уставные фонды холдингов СИБУР и СНГП ("Сибнефтегазпереработка"), ни сами компании, чьи акции передавались, ни их активы - в тех местах, куда они передавались, сегодня не числятся.

Но стоит ли судить строго? СИБУР формировался отнюдь не в условиях цивилизованной экономики и высоких корпоративных стандартов. Достаточно вспомнить печальный пример "Сиданко", и станет ясно, что в окружении агрессивных соседей, практикующих скупку долгов и принудительные банкротства, срыв собраний акционеров, аресты пакетов акций под надуманными предлогами с целью захвата большинства на собрании, и другие формы корпоративных войн, трудно выдерживать западные стандарты.

В истории СИБУРа тоже были попытки захвата и увода активов из создаваемого холдинга. Так, едва не был потерян крупнейший Сургутский ГПЗ, на который претендовал "Сургутнефтегаз" (к той темной истории был причастен бывший гендиректор Сургутского ГПЗ Александр Рязанов, назначенный на днях заместителем председателя правления "Газпрома"), и некоторые другие ГПЗ.

Поэтому шаги менеджмента по защите активов, хотя, возможно, были и не безупречны с точки зрения корпоративного кодекса западных строителей капитализма, но целиком и полностью соответствовали требованиям момента и позволили сохранить активы на первой линии технологической цепочки и на их основе вырастить вертикально-интегрированный комплекс.

В результате защитных мер практически все активы газонефтехимии Западной Сибири, включая имущество всех газоперерабатывающих заводов и Тобольского НХК, оказались на балансе компании "СИБУР-Тюмень". По региональному признаку формировались и нефтехимические компании, объединяющие производства в основных промышленных узлах страны.

Причем создание этих компаний, расположенных в сфере влияния и иногда даже на одной промышленной площадке с НПЗ гигантов нефтяной отрасли, требовало определенного менеджерского умения. Под носом у ЛУКОЙЛа созданы региональные нефтехимические предприятия "СИБУР-Химпром" (Пермь), "СИБУР-Волжский" (Волгоградская область), "СИБУР-Нефтехим" (Нижний Новгород и область), в сфере влияния ЮКОСа - "СИБУР-Волга" (Самарская область) и "СИБУР-Западная Сибирь" (Томск).

В 1999 г. СИБУРу удался очень сильный стратегический ход. Компания приобрела активы, входившие ранее в холдинг "Росшина" и включавшие контрольные пакеты шинных заводов, "Воронежсинтезкаучук" и инфраструктуру по сбыту шин в России, в том числе сеть розничной торговли и налаженный торговый бизнес. Таким образом, удалось замкнуть каучуково-шинный цикл и получать живые деньги, которые стали питать товарно-сырьевой поток, позволили расшить цепочку неплатежей и загрузить простаивавшие несколько лет предприятия.

Каучуково-шинный цикл стал основой бизнеса, и СИБУР является, вероятно, первой в стране крупной промышленной корпорацией, ориентированной на внутренний рынок. Экспорт составляет не более 15% выручки группы. Имея работающий бизнес, менеджмент СИБУРа рассчитывает развивать другие, более рентабельные и перспективные производства - прежде всего пластмассы и изделия из них.

Проблема попутного газа

На первой стадии переработки примерно 40% сырья СИБУРа перерабатывается из попутного нефтяного газа, который СИБУР покупает у нефтяных компаний. В структуру "СИБУР-Тюмени" входят 9 газоперерабатывающих заводов, производящих ШФЛУ, и еще 2 с неполным циклом, от которых вся жидкая фракция поступает на другие ГПЗ для получения ШФЛУ. Мощность этого комплекса рассчитана на ежегодную переработку 28 млрд кубометров попутного газа. Сегодня загрузка составляет 11-12 млрд кубометров, при общей добыче этого продукта, не превышающей 30 млрд кубометров.

Цены, по которым СИБУР покупает попутный газ у нефтяных компаний, регулируются так же, как регулируется цена на сухой газ (природный газ, получаемый при переработке нефтяного попутного газа), сжиженный газ, а до недавнего времени - и на ШФЛУ. Система регулирования такова, что стадия газопереработки убыточна по определению. По оценкам на 2000 г., система ГПЗ должна была принести СИБУРу порядка 10 млн долл. убытков.

Но это не полные убытки, так как часть издержек покрывается нефтяными компаниями при сборе и транспортировке попутного газа на НПЗ. Таким образом, убытки делят между собой нефтяная отрасль, покрывая их из доходов от продажи нефти, и нефтехимия, покрывая их из прибылей на последующих переделах. В основе убыточности газопереработки - внутренние регулируемые цены на природный газ - сейчас они составляют 220-300 руб. за 1000 куб. м (при экспортных ценах на западных границах России 80-100 долл. за 1000 куб. м).

Вокруг цены на попутный газ ведется борьба между нефтяными компаниями и СИБУРом (за которым стоит "Газпром"), напоминающая своего рода армрестлинг - кто перекинет убытки на другую сторону. Вначале перевес был на стороне СИБУРа, и в течение нескольких лет цена на попутный газ составляла 55 руб. за 1000 куб. м.

Нефтяные компании, утверждающие, что их расходы на сбор и транспортировку попутного газа составляют от 250 до 1200 руб. за 1000 куб. м, добились в 2001 г. роста цены до 275 (минимум) - 350 руб. Таким образом, сегодня цена на попутный газ оказалась выше, чем цена на получаемый из него сухой газ (из 1000 куб. м попутного газа выходит примерно 800 куб. м сухого газа).

Борьба сопровождается взаимными обвинениями. Нефтяные компании обращают внимание на тот факт, что СИБУР - единственный покупатель попутного газа, а следовательно, монополист, а СИБУР напоминает, что попутный газ по российским законом вообще не товар - у него нет стандарта, это нечто, что при добыче нефти необходимо "утилизировать", что и записано в лицензиях на нефтяные месторождения (там вовсе не записано "делать бизнес на попутном газе").

На самом деле интересы обеих сторон тут совпадают - если бы природный газ стоил столько, сколько он в действительности стоит, не было бы убытков и нечего было бы друг на друга спихивать. Но и без этого, если бы не регулирование цен, весьма вероятно, что цена установилась бы рыночным способом на приемлемом для сторон уровне: ведь с ростом цены нефтяным компаниям было бы выгодней увеличить продажи попутного газа СИБУРу, а с ростом загрузки ГПЗ улучшалась бы экономика этой стадии переработки (за счет снижения условно постоянных расходов в структуре себестоимости энергоемкого производства). Пример цен на попутный газ в России достоин войти в учебники как case study неэффективности государственного вмешательства в регулирование цен.

Конфликт с нефтяниками по поводу попутного газа привел к забавному казусу в корпоративной истории СИБУРа. При приобретении "Газпромом" в 2000 г. контрольного пакета СИБУРа в ходе предыдущей эмиссии акций, "Газпром" получил разрешение МАПа на это приобретение с условием, что в случае следующей эмиссии (а она уже планировалась) "Газпром" должен проголосовать "за" только если блокирующий пакет акций (не менее 25%) "монополиста" будет предложен поставщикам попутного газа, а именно "пулу ВСЕХ нефтяных компаний".

Удивительное предписание антимонопольного органа создать супермонопольный пул нефтяных компаний (которые после этого можно было бы сразу привлекать к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства) было технически трудно осуществимо (как гарантировать, что к пулу привлечены ВСЕ нефтяные компании!). Но для осуществление этой задачи был нанят инвестиционный консультант "Русские инвесторы", который, получив отрицательный ответ от нескольких нефтяных компаний, констатировал, что "пул всех нефтяных компаний" создать невозможно. Впоследствии это требование МАПа фактически было снято.


Поделиться:

Похожие новости:
×